Конь начал топтать гроб, бросившись в могилу во время похорон! Когда тот треснул люди услышали плачь

Жила в нашей деревне девушка одна, неприметная. Все одна ходила, ни с кем не встречалась. Мать у нее была деспотичная, почти фанатка религиозная, никуда дочку от себя не отпускала. Одежду модную одевать не давала. Не на танцы, не на посиделки не пускала. Нюра не спорила с матерью, а куда там спорить, та чуть что сразу за хворостину хваталась. А если не хворостиной, то работой заваливала дочку. Работа говорит дурные мысли изгоняет. Поговаривали, что потому что у Нюрки мать была такая деспотичная, что сама Нюрку нагуляла. Поверила одному красавцу, а тот ее беременную бросил, вот она на всех мужиков и ополчилась.

Нюрка от парней шарахалась. Одна у нее была отрада, когда Нюрке восемнадцать исполнилось, ей разрешили работать на ферме, мужиков там не было, только доярки. Сам фермер был мужичок в возрасте, женатый по мнению матери и Нюрки не представлял угрозы, для благочестия ее дочери. Когда Нюрка стала на работу ходить, она расцвела.

Девушка она была добрая, общительная. Однако, и это стало поводом для наказания ее матери.

— «Что—то ты уж больно счастливая с работы приходишь. Чей там не работаешь, а с парнями обнимаешься, грязная девка», — орала на нее мать.

— «Да, что вы мама, откуда там парни то? Вы же сами видели, что там только женщины работают», — оправдывалась Нюра.

— «Да сейчас и женщины все испорченные, ты их не слушай. Они тебе и обо мне будут всякое говорить, ты уши заткни и не слушай, а сейчас иди печку пилить», — строго приказала мать.

— «Ну я устала, мама», — пыталась возражать Нюра.

— «Вот, ты уже и матери перечить научилась. И что то, что ты устала? Иди пилить, пока я тебя трубу еще чистить не заставила», — орала на нее мать.

— «Ведь только на той недели пилили», — говорила Нюра.

— «И теперь, потому что тебе лень, печка будет грязная стоять?», — сказать мать.

В общем только глупый не видел, что Нюркина мать умом поехала. Мать полностью подавила ее волю и психику. Видимо девушка боялась, что мать увидит какую—то радость у нее на лице. Это было просто верх покорности.

На ферме был старый конь, он был уже больной. Ел, гулял и наслаждался жизнью. Нюра подружилась с ним. Раз уж мать не разрешала ей общаться с людьми, то против коня она же не будет. Нюрка носила старому коню угощения, больше всего он любил черствый хлеб. Пока он жевал хлеб, Нюрка гладила его и заплетала косички.

Приходя домой, Нюрка рассказывала о том, какой конь ласковый и умный. Но и тут мать не находила радости за дочь.

— «Ты мне еще скажи, что ты его полюбила… И почему тебя обязательно к кому-нибудь тянет? Почему ты не можешь быть самодостаточной девушкой?», — ворчала мать.

А потом вдруг Нюрка заболела, ей стало плохо прямо на работе. Вызвали скорую и не приходя в сознание ее увезли в больницу.

— «Небось притворяется, чтобы отдохнуть в больнице, да врачам глазки строить», — ворчала мать Нюрки, когда ей сказали, что дочка не придёт домой она в больнице.

На следующий день мать поехала навестить дочь, ничего с собой не взяла, даже конфету.

— «Ну, ты чего тут удумала, решила, что будет тут отдыхать и врачам глазки строить? Не выйдет. Собирайся домой», — орала мать на Нюру.

— «Женщина, вы тут не одна, здесь больные люди лежат», — осадили Нюркину мать другие пациенты.

— «У вашей дочери рак», — сказал врач на обследовании Нюркиной матери.

— «И что, теперь она не может ничего по дому делать?», — спросила Нюркина мать.

— «Женщина, у вас что, шок? Я вам говорю, у вашей дочери рак, в четвертой степени. Стадия даже не операбельна, она погибнет», — сорвался на Нюркину мать доктор.

— «Ну тогда похороним», — проворчала старуха и пошла домой.

До самой выписки мать больше не приходила к Нюре. Девушке было так обидно, она даже пожить не успела. А тот короткий срок, который отвела ей судьба и без того был испорчен ее матерью. Практически через год после выписки из больницы Нюра погибла.

Многие собрались на похороны, пришли доярки с работы, пришли девчонки, которые учились с ней в школе. Многие плакали. Только мать не проронила не слезы, она стояла как каменная.

— «Хватит тут уже сопли распускать. Бог дал, бог взял», — ворчала старуха.

Вдруг неожиданно раздался топот, вихрем с пылью летел старый конь, он прыгнул с разбега прямо в яму и стал топтать крышку гроба. Конь был большой, тяжелый. Никто не решался его остановить, он продолжал прыгать и разбивать доски, до тех пор, пока из могилы не послышались непонятные звуки…

Конь начал топтать гроб, бросившись в могилу во время похорон! Когда тот треснул люди услышали плачь

Услышав их вся деревня вздрогнула…

Это был детский плач и Все, кто присутствовал на похоронах были в шоке. Откуда мог взяться ребенок? Мужчины решились и подошли к коню, который продолжал топтать гроб. Они взяли его под узды и отвели в стороны.

— «Чего вы стоите? Закапывайте скорее», — орала мать Нюры.

Один парень спрыгнул в могилу и достал новорожденного младенца, откуда в Нюркиной могиле мог взяться маленький ребенок?»

— «Уберите его обратно и закопайте», — орала Нюркина мать.

Пришлось вызвать скорую и увезти старую женщину в психушку. Участковый провел целое расследование и выяснил. Оказывается, после больницы Нюра приехала уже в деревню беременная, она долго скрывала это. Нюра была непреклонна, она знала, что все равно умрет и решила оставить ребенка.

Рожала Нюра дома и лишь немного успела подержать малыша на руках. Мать девушки, решила, что ребенок будет ее позором и скрыла его появление. Готовив хоронить дочь, она положила его вместе с ней. И только старый конь, почувствовав, что с ее подругой случилось несчастье, и рожденного ею ребенка, побежал его спасть. Только благодаря коню и его решимости, он смог спасти ребенка…

Конь начал топтать гроб, бросившись в могилу во время похорон! Когда тот треснул люди услышали плачь
ЗНАМЕНИТАЯ ТИБЕТСКАЯ ГОРМОНАЛЬНАЯ ГИМНАСТИКА УЛУЧШАЕТ ВНЕШНОСТЬ И ОЗДОРАВЛИВАЕТ
ЗНАМЕНИТАЯ ТИБЕТСКАЯ ГОРМОНАЛЬНАЯ ГИМНАСТИКА УЛУЧШАЕТ ВНЕШНОСТЬ И ОЗДОРАВЛИВАЕТ