Сын пришел к матери и приказал собираться. Ее уже давно ждали в доме престарелых! Мать заплакала…

Богдана не было все выходные. Поздно вечером в воскресенье он вошел в квартиру. О чем-то нервно шептался с женой. Потом сказал матери, чтобы собирала вещи. Директор дома престарелых в курсе, завтра ей выделят отдельную комнату … Но самый настоящий сюрприз ожидал ее впереди!

Сын пришел к матери и приказал собираться. Ее уже давно ждали в доме престарелых! Мать заплакала...

Елена стояла на балконе и с жалостью глядела на свою свекровь. Пожилая женщина уже несколько часов сидела в кромешной тьме на лавочке возле дома. Лена думала, позвать или не позвать Светлану Игоревну. Если позвать, она откажется – скажет, что еще посидит…

Немолодая женщина выходила на улицу погулять на свежем воздухе, когда лавочка возле подъезда освобождалась от назойливых и любопытных соседок. Светлана Игоревна не понимала их разговоров о болезнях и врачах, коммунальных платежах, ценах в магазинах. Женщина всю жизнь жила в селе, но два года назад сын Богдан забрал ее к себе в городскую квартиру. И эти годы вынужденно живет с сыном и невесткой.

Елена со вздохом обратилась к супругу, что его мать совсем сдала, пришло время исполнить ее желание. Но Богдан ответил, что не все ещё готово, чтобы переселить мать.

Два года назад у Светланы Игоревны случилась беда – полностью сгорел дом, до самого фундамента. Помимо дома, огонь уничтожил сарай и курятник с любимыми курочками. Сгорела и небольшая тепличка, построенная Светланой собственноручно. Женщина в это время была на местном базаре и продавала овощи со своей теплицы.

Неизвестно, от чего начался пожар – то ли замкнуло провода, то ли остался включенным какой-то электроприбор. Но огонь быстро распространялся по двору, так как в тот день был резкий ветер. Несчастная старушка прибежала уже тогда, когда остался один пепел и спасать уже было нечего.

Односельчане долго помнили, как женщина металась по черному двору, испачканная сажей и кричала от горя. Кроме домашних животных, никто не пострадал, но дом для женщины был ее крепостью, ее пристанищем. Здесь она с такой заботой облагораживала двор, обустраивала тепличку, украшала дом и улучшала, как могла, свое проживание в нем.

От горя у Светланы Игоревны случился инсульт. Она долго лежала в больнице и восстанавливалась. Сын полностью оплатил дорогостоящую реабилитацию и мать удалось хоть как-то вернуть к прежней жизни. После больницы Богдан со своей женой забрали мать к себе в городскую квартиру.

Еще много времени понадобилось, чтобы мать полностью восстановилась. Какое-то время ноги не слушались ее, но благодаря заботе детей она начала потихоньку вставать, а потом и ходить. Лена уговаривала, чтобы свекровь не ходила сильно много, ей нельзя была резкая активность. Но женщина упорно твердила, что ей нужно как можно быстрее восстановиться и вернуться в деревню.

Дети боялись, что у Светланы помутнение рассудка, что она не помнит, что произошло. Они начали осторожно выведывать у женщины ее мысли. Но та только с усмешкой ответила, что она не сошла с ума и все прекрасно помнит – и пожар, и инсульт.

Но все равно хочет вернуться в деревню, и пока поживет у соседки Алевтины. Та тоже была одинокая. А вместе веселее, по хозяйству поможет и пенсию подкопит, чтобы отстроить свой дом. Ведь она знает, что у сына с невесткой денег лишних нет, а она занимает комнату внучки. Пора и честь знать, как говорится!

Богдан с Леной не хотели говорить матери, что соседка и подруга Алевтина недавно померла, и ее дом уже активно делят все ее набежавшие вдруг родственники, ругаясь и угрожая друг другу. Они боялись, что старушку снова хватит инсульт. Алевтина была для нее больше, чем просто соседка, она была настоящей подругой, которая помогала и поддерживала всю жизнь.

Еще у Светланы Игоревны была любимая младшая сестренка Маша. Но она давно уехала на Север вместе с мужем, там воспитала двоих сыновей, и оба они стали моряками. Но они крайне редко общались…

Светлану Игоревну очень тяготило и смущало, что она заняла комнату внучки-студентки, которая даже не могла теперь к себе в гости позвать подружек. Женщина считала, что девочка должна обязательно приглашать к себе в комнату друзей. Внучка Аня объясняла бабуле, что сейчас все общаются через соцсети. Пожилая женщина удивлялась, как так, что даже чаю невозможно попить вместе.

Помимо того, что старушка испытывала неловкость за то, что стесняет внучку, она считала себя обузой для сына и снохи. Ведь она видела, что у детей лишней копейки нет, а они стараются, чтобы в доме было и мясо, и рыба, и фрукты. Она не хотела мешать, пыталась помогать снохе убирать квартиру.

Но после инсульта не могла выполнять привычную домашнюю работу, как раньше. Руки плохо слушались, передвигаться было сложно. Когда она узнала, что соседка умерла, долго плакала и горевала. А потом в один день заявила детям, что хочет уйти в дом престарелых. Она еще в больнице написала сыну доверенность, чтобы он мог решать все юридические вопросы за нее.

Богдан и Елена были просто возмущены таким заявлением. Они даже слушать не хотели о том, что просила мать. Но женщина настаивала, просила, ведь ей там будет с кем дружить и общаться. А если у детей нет на это денег, пусть продадут ее участок.

Возмущению детей не было предела. Но через несколько месяцев постоянных уговоров они постепенно начали сдаваться. Богдан вроде как занялся документами для оформления в дом престарелых. Сказал матери, что продал землю. Но с оформлением нужно было подождать, там какие-то бюрократические неувязки. Говорил, что дал денег директору пансионата, но тот все равно сказал, что нужно ждать своей очереди.

Время шло. Вот и осень пришла. Старушке хотелось как можно быстрее переехать и освободить комнату для внучки. После очередной вечерней прогулки Светлана заявила прямо с порога, что если через два дня сын не отвезет ее в дом престарелых, она соберется и сама туда поедет. Деньги ведь директору дали – пусть теперь и койку ей выделят!

Богдан где-то пропадал на выходных. Пришел домой поздно вечером, о чем-то нервно переговорил с женой. А потом вдруг сказал матери, пусть собирается. Он уладил все вопросы с директором дома престарелых. Завтра матери должны выделить место и даже свою личную комнату.

Утром Богдан закинул в багажник нехитрые пожитки матери. И они все вместе выехали на стареньком автомобиле к пансионату. Светлана Игоревна не могла понять, почему машина едет в ту сторону, где находилась ее деревня, ведь нужно ехать в другую. Богдан объяснил матери, что там дорогу делают, поэтому нужно объезжать.

За окном старушка увидела соседние деревни и родное село, где раньше жила. Пожилая женщина не хотела видеть дорогие сердцу улочки и проданный участок, где раньше был ее дом. Она зажмурилась и отвернулась от окна. Закрыв глаза, женщина почувствовала, что автомобиль притормозил и куда-то повернул.

Невольно открыв глаза, Светлана Игоревна просто застыла от удивления. Машина въехала на ее же двор, в новые ворота. На участке стоял большой красивый дом, обшитый красным кирпичом. А возле ворот их встречала с улыбкой сестра Светланы – Маша. Старушке казалось, что она сейчас потеряет сознание, все было как в тумане …

Когда дети привели ее в чувства, старушка крепко обнималась со своей сестрой. Обнимала и расцеловывала сына, невестушку, внучку. Богдан упрекнул мать, что та чуть было не испортила весь сюрприз. Землю ведь никто и никогда не собирался продавать. А вот построить новый дом они решили сразу же.

Не хотели ничего говорить матери – просто взяли в банке деньги в кредит и начали строить. Да и сын сестры помог с деньгами. Здесь такое грандиозное строительство шло, приходилось ездить помогать. Но теперь в доме было три больших и уютных комнаты, большая кухня и веранда. Новый газовый котел, горячая вода, душ, туалет.

Вернее не только у Светланы Игоревны, но и у ее сестры. Маша решила переехать полгода назад обратно в родную деревню. Также помогала с косметической отделкой внутри дома, очень ждала встречи с родной сестрой. Если бы мать потерпела еще две недельки, они бы успели достроить все хозпостройки и даже завести кур. Да и сын сестры должен был приехать в гости через две недели. Но упрямая старушка нарушила все планы.

Светлана Игоревна и плакала, и смеялась. Поочередно крепко держала в объятиях сестру, сына, невестку, внучку. Она не знала, как отблагодарить своих близких и самых родных людей. Ведь она же не знала, что ее на старости лет ожидает такой замечательный сюрприз! Чуть второй инсульт не случился — на сей раз от счастья! Как же хорошо, что ее родные люди рядом!

Сын пришел к матери и приказал собираться. Ее уже давно ждали в доме престарелых! Мать заплакала…
«Не кидай!», - люди кричали под окнами дома! Но мужчина поступил иначе...
«Не кидай!», — люди кричали под окнами дома! Но мужчина поступил иначе…